Бароны Врангели. “Родина – это всё”.

“Будущая Россия будет создана армией и флотом, одухотворенными одной мыслью: «Родина — это всё». Вдохнуть в армию эту мысль могут прежде всего офицеры — душа армии. К вам, господа офицеры, я обращаюсь в первую очередь. Напрягите ваши силы, не покладая рук работайте над усилением мощи армии и верьте, что успехи вам будут сопутствовать.”
Петр Николаевич Врангель.

“Родовой девиз его семьи, давшей России среди всего прочего остров собственной фамилии по праву первооткрывателя, звучит многозначительно: “Сломишь, но не согнёшь”. Хотя герб, увенчанный баронской жемчужной короной, несет символ, который и проломить сложно – крепостную стену. Немудрено, что многие носители этого герба имели инженерное образование.” Так описывает семью Врангелей историк Анна Ткач.

Петр Николаевич был человеком стройным, высоким и импозантным. Храбрый, отважный, всегда подтянутый, в черной черкеске и бурке, он наводил ужас на врагов. За этот вид его прозвали “Черным бароном”. Родился Петр Николаевич 15 августа 1878-го года в маленьком городке Новоалександровске, Ковенской губернии. В настоящее время это литовский город Зарасай.

Его отец – барон Николай Егорович Врангель – учёный-искусствовед, писатель и известный собиратель антиквариата. Мать – Мария Дмитриевна Дементьева-Майкова, родственница поэта Майкова – всю Гражданскую войну прожила в Петрограде под своей фамилией. После того как Пётр Николаевич Врангель стал Главнокомандующим Вооружённых сил Юга России, друзья помогли ей переехать в беженское общежитие, где она прописалась как «вдова Веронелли», однако на работу в советский музей продолжала ходить под своей настоящей фамилией. В конце октября 1920 при помощи савинковцев друзья устроили ей побег в Финляндию.

В 1900 году Врангель закончил обучение в горном институте в Петербурге, получил диплом инженера и золотую медаль. В 1901 году его призывают на военную службу. Служба проходит в лейб-гвардии конном полку в статусе вольноопределяющегося. Он выполняет обязанности чиновника особых поручений при генерал-губернаторе Иркутска. В 1902 году, сдав экзамен в Николаевском кавалерийском училище, Петр был произведён в корнеты гвардии с зачислением в запас.

Так началась военная карьера участника Русско-японской и Первой мировой войн, одного из главных руководителей Белого движения в годы Гражданской войны, Главнокомандующего Русской Армии в Крыму и Польше, Генерального штаба генерал-лейтенанта и Георгиевского кавалера – Петра Врангеля.

За проявленную храбрость в боевых действиях в русско-японской войне 1904-1905 года его награждают Аннинским оружием. В 1907 году представляют императору и переводят в родной полк. Петр продолжает учебу в Николаевской гвардейской академии и в 1910 г. заканчивает ее.

Когда началась Первая Мировая война, он был уже ротмистром конной гвардии. За захват вражеской батареи, награжден орденом Святого Георгия 4 степени. В октябре 1914 года получает звание полковника. Осенью 1915 направляется на Юго-Западный фронт командиром 1-го Нерчинского полка забайкальских казаков.

Военная карьера Врангеля не была быстрой, но очень заслуженной. Нередко его собеседником становился сам Николай II, с которым они подолгу говорили на волнующие их темы.

В отличие от Деникина, Корнилова и многих коллег, генерал Врангель не поддерживал Февральскую революцию и Временное правительство. Он считал, что революционные декреты и действия правительства подрывают основу армии.

“Из двух сражавшихся в России армий, конечно, право называться Русской принадлежало той, в рядах которой сражались все, кто среди развала и смуты остались верными родному национальному знамени, кто отдал все за счастье и честь Родины. Не могла же почитаться Русской та армия, вожди которой заменили трехцветное русское знамя красным и слово Россия — словом Интернационал..” – так говорил и мыслил генерал Врангель.

Врангель боролся за дисциплину и противодействовал выборным солдатским комитетам. Он всеми силами пытался доказать, что отречение Николая II ухудшит положение в стране. Керенский хотел привлечь его к защите Петрограда, но Петр Николаевич ушел в отставку. После революции Врангель воссоединяется с семьей, которая в то время обосновалась в Крыму.

В феврале 1918 года барон был арестован матросами Черноморского флота. От расстрела его спасает заступничество жены.

Он отправляется на Кубань и присоединяется к генералу Деникину, который поручает ему обуздать одну мятежную казачью дивизию. Врангель не только успокоил казаков, но и создал часть с отличной дисциплиной. При проведении военных действий он максимально ограничивал неизбежное в таких условиях насилие, сурово наказывал за грабежи и мародерство. При этом солдаты его очень уважали.

Годы гражданской войны измотали и обессилили страну, ее народ. Много людей погибло в мясорубке братоубийственной войны. Были за это время у генерала и победы и поражения.

“Я всей душой жажду прекращения гражданской войны. Каждая капля пролитой русской крови отзывается болью в моем сердце. Но борьба неизбежна, пока сознание не прояснилось, пока люди не поймут, что они борются против себя, против своих прав на самоопределение, что они совершают над собой бессмысленный акт политического самоубийства”, – говорил Врангель.

В марте 1920 года у Белой армии случились новые потери, в результате которых ей с трудом удалось переправиться в Крым. В поражении обвиняли Деникина. В апреле, после его отставки, новым главкомом становится Врангель. «Русская армия» – такое название получили белые силы, продолжившие борьбу против большевиков.

Генерал Врангель ищет не только военное решение проблем, но и политическое. В Крыму было создано временное республиканское правительство для объединения народа, разочаровавшегося в большевиках. Политическая программа Врангеля включала тезисы о земле, которая должна принадлежать народу и предоставляла гарантии занятости для населения.

Врангель самостоятельно провел реорганизацию армии, насчитывающую около 25 тысяч солдат. Он надеялся, что война Совнаркома с Польшей Пилсудского, отвлечет силы красных, и он сможет укрепить свои позиции в Крыму, после чего, начать контрнаступление, но уже в сентябре, после окончания войны с Польшей, коммунисты отправили в Крым подкрепление.

Силы большевиков в четыре раза превосходили силы белых. Пришлось отступать за Перекопский перешеек. Первая попытка красных прорваться была остановлена, но Врангель осознавал, что наступление возобновится. Он принял решение готовиться к эвакуации.

Около семи месяцев Врангель находился во главе Крыма – последнего оплота русской земли, свободной от большевиков. 7 ноября 1920 войска под командованием Фрунзе ворвались в Крым. Пока напор врага сдерживали войска генерала Кутепова, Врангель занимался эвакуацией населения. В пяти черноморских портах Крыма была организована посадка на 126 кораблей.

На них в течение трех дней было эвакуировано 146 тысяч человек. Из них 70 тысяч солдат. Беженцы переправлялись в Турцию, Югославию, Болгарию, Грецию и Румынию. Петр Николаевич с семьёй оказался в Стамбуле. В 1922 году со своим штабом переехал из Константинополя в Королевство сербов, хорватов и словенцев, в Сремски-Карловци. Там он руководил белым движением эмигрантов, но в 1924 году отказался от руководства, передав его великому князю Николаю Николаевичу.

Видимо, большевики очень боялись того, что генерал Врангель может вернуться в Россию и с новыми силами попытаться сбросить их власть. Уж очень странно начали развиваться события. После прибытия в Константинополь, Пётр Николаевич Врангель с семьёй жил на яхте Врангель «Лукулл». 15 октября 1921 г. около набережной Галаты яхту “случайно” протаранил итальянский пароход «Адрия», шедший из советского Батума. Корабль затонул мгновенно, но Врангель и члены его семьи на борту в этот момент отсутствовали.

Большинству членов экипажа удалось спастись. Погибли вахтенный начальник корабля мичман П. П. Сапунов, отказавшийся покинуть яхту, корабельный повар Краса и матрос Ефим Аршинов. Странные обстоятельства гибели «Лукулла» вызывали у многих современников подозрения в преднамеренном таране яхты. Говорят, что в таране «Лукулла» участвовала агент Разведупра РККА Ольга Голубовская, известная в русской эмиграции начала 1920-х как поэтесса Елена Феррари.

На фото: Барон Петр Врангель с женой Ольгой Михайловной Иваненко.

В сентябре 1927 года Врангель переехал с семьей из Сербии в Бельгию – в Брюссель, где работал инженером в одной из брюссельских фирм. Умный и проницательный политик, он понимал, что большевики его не оставят в покое. И этот переезд, скорее всего, был обусловлен желанием сменить место жительства.

И все-таки, они его “догнали”. 25 апреля 1928 года Петр Николаевич скоропостижно скончался в Брюсселе, после внезапного заражения туберкулёзом. По предположениям его родных, он был отравлен братом своего денщика, внезапно приехавшим навестить родственника и гостившим в доме у Врангелей. Возможно, являвшимся агентом НКВД. B своей книге «Генерал Врангель. Доверие воспоминаний» сын Петра Николаевича, Алексис Врангель писал:

«Не менее пятидесяти газет от Бельгии до Аргентины расценили ее [болезнь Петра Николаевича], и не без оснований, как отравление. То, что вначале приняли за простуду, оказалось странной болезнью со скачущей температуpой. Врачи не могли поставить диагноз. День ото дня он слабел. Генерал Шатилов: «Когда я узнал о тяжелой болезни моего главнокомандующего и друга, я приехал из Парижа. То, что я увидел, поразило меня. Измученный и исхудавший, он был уже слаб. Когда мы обнялись, он расчувствовался и заплакал. Взяв себя в руки он сказал, что исповедовался и принял причастие. Затем мы спокойно обсудили вопрос, касающиеся армии и ее содержания».

Врангель скончался спустя несколько дней. Последними его словами были: «Боже, храни армию», – и: «Я слышу колокольный звон». Весть о смерти поразила армию. Один офицер написал: «Для меня его смерть означает конец всего, надежды вернуться в Россию больше нет», – после чего застрелился. Врангель завещал похоронить себя в русской церкви в Белградe. Обсуждая, какую надпись сделать на надгробии, друзья и близкие Врангеля единодушно сошлись во мнении, что достаточно двух слов: «Генерал Врангель», – все остальное будет излишним.

Петр Николаевич Врангель был похоронен в Брюсселе. Впоследствии его прах был перенесён в Белград, где торжественно перезахоронен 6 октября 1929 года в русской церкви Святой Троицы сербской столицы.

Спустя многие годы после смерти, фигура Врангеля продолжала играть значительную сплачивающую роль в мировосприятии белых русских офицеров. В многочисленных речах чинов РОВС, галлиполийцев и других участников белой борьбы, главнокомандующий превозносился за его принципиальный антибольшевизм и фактическое спасение армии в изгнании. Генерал Врангель воспринимался многими белыми русскими офицерами, как оставивший своеобразное завещание рано или поздно продолжить антибольшевистскую борьбу.
***

А передо мной лежит удивительная фотография. На ней изображена жена Петра Николаича Ольга Михайловна Иваненко – дочь камергера и фрейлина двора императрицы. Верная спутница, она сопровождала его на фронтах, работая сестрой милосердия. К 1914 году у него уже было трое прекрасных детей – Елена, Наталья и Петр. А в 1022-м родился четвертый – Алексей. Это он в белой рубашонке сидит на руках у матери.

Ольга Михайловна пережила мужа на 40 лет и умерла в 1968 году, похоронена в монастыре Ново-Дивеево под Нью-Йорком. Старший сын Врангелей – Петр работал инженером в области аэронавтики, занимался конструированием космических кораблей. Дочь Елена, по мужу фон Мейендорф, овдовев, жила в Успенском Ново-Дивеевском монастыре Русской православной церкви за рубежом под Нью-Йорком. Там, где была похоронена ее мать. Сама Елена Петровна умерла в 1999 году. Дочь Наталья Петровна, в замужестве Базилевская, жила под Нью-Йорком в тихой обители Толстовского фонда и скончалась в 2013 году.

Четвертый сын четы Врангелей – Алексей Петрович фон Врангель барон Люденxоф, повзрослев, волею судьбы оказался в Ирландии. Младший сын Главнокомандующего белой Русской Армии, он родился 7 июля 1922 в Сербии. Судьба его бросала по свету. Блестящий дипломат, писатель, любитель лошадей и хороших напитков, он получил шикарное образование в Англии и США.

Служил в военно-воздушных силах США и на дипломатической службе в посольстве США в Буэнос-Айресе, Аргентина. Великолепный наездник и авторитет по разведению лошадей.

Он был автором многих книг, таких как: “Конец Рыцарства”, “Арабы в Аравии” и “Великие кавалерийские битвы”. Может быть, назвать Алексея Петровича профессиональным историком будет слишком, но его книги показывают, что обращаться с огромным биографическим материалом, массой воспоминаний об отце он превосходно сумел. Алексей Петрович отобрал самые яркие, точно бьющие в том или ином измерении свидетельства соратников, друзей, ближайшего окружения генерала барона П.Н.Врангеля. Он остроумным образом прокомментировал их и смог дать в сравнительно небольшом объеме текста концентрированный слепок, живой абрис судьбы знаменитого белого вождя.

Алексей Петрович посвятил несколько книг своему отцу. Среди них «Белый крестоносец России генерал Врангель» и написанные в соавторстве с B.Черкасовым – Георгиевским “Генерал П.Н.Врангель – последний рыцарь Российской Империи” и “Бароны Врангели. Воспоминания”.

 

На фото: Алексей Врангель с женой Дианой Коннолли Кэрью

Почетный председатель Гвардейского обьединения Владимир Греков в “Слове на кончину А.П.Врангеля” писал, что он “всю жизнь сохранял дух верности заветам чести, которые являлись завещанием его отца. Несмотря на то, что проживал в далеких странах, он поддерживал тесную связь с теми воинскими организациями русского зарубежья, которые именно сохраняли этот дух, лично состоя в полковых объединениях Конной Гвардии и Лейб-Казаков”.

Алексей Петрович Врангель фон Люденхоф неплохо проявил себя военным обозревателем, с пониманием описав многие сражения. Он интересен своей точкой зрения на тактику, стратегию генерала Врангеля, рассмотрением их принципиальных новшеств, родившихся у его отца, талантливого полководца, в ходе боев Великой и гражданской войн. Удивительно, что барон Алексей Врангель, проживший жизнь вне России, вне среды родного языка, сумел сделать свое повествование неплохо и литераторски, – так сказать, с драматическим нервом. Его описания батальных сцен не только грамотны, а и художественно экспрессивны. Только из-за этой ‘яро’ Врангелевской книжки А.П.Врангель навсегда останется в анналах русской мемуаристики и биографических исследований.

Еще одно великолепное дело жизни Алексея Петровича, что он талантливый конезаводчик, заядлый лошадник. Писатель В.Черкасов, работавший над книгой о Врангелях и знавший Алексея Петровича, писал: “Эта истинно врангелевская страсть, буквальная привязанность рода императорских конногвардейцев вполне объяснима, о ней до сих пор знают и за морями, о том и покойный теперь Небольсин мне говорил. Посему, наверное, барон Алексей Петрович и прислал мне свое фото на его, очевидно, любимом, изумительно выстриженном коне, который изображен в полный рост от холки до копыт. Для вдохновенного наездника неважно, что его лицо под козырьком кепи не очень удается рассмотреть. На снимке поражает прямая спина, ‘гвардейская’ линия плеч и приподнятых с поводьями рук 79-летнего всадника”.

Алексея Петровича хорошо характеризует нижеследующий анекдот. Посещая конную выставку в северной Европе, заходит А.П. Врангель посмотреть на лошадей павильона СССР, любуется представленным жеребцом, смотрит на вывеску и читает породу – “Буденный”. Задает вопрос: “Что же вы, господа, издеваетесь, это же прекрасный англо-донец?!” – Смущенный конюх говорит: “Вы неплохо говорите по-русски, вы кем будете?” – “Я – Врангель”. – “Ради Бога простите, все понимаю, я сам из кубанских казаков, да нельзя же у нас по-другому…”

Любовь к конному спорту сыграла в жизни Алексея огромную роль. Именно благодаря своей страсти к лошадям он встретил известную спортсменку, участницу Летних олимпийских игр 1968 года, баронессу Диану Сильвию Конноли Кэрью. Чемпионка по выездке, дочь барона Уильяма Фрэнсиса Конноли Карью и леди Сильвии Гвендолин и сын барона Врангеля фон Люденxоф обвенчались в 1985 году. И прожили 20 счастливых лет жизни.

На фото: Первая слева – Леди Диана и барон Алексис Врангель. Они изредка бывали на богослужениях в маленькой православной церквушке в Страдбалли – высокий, похожий насвоего отца, стройный мужчина и темноволосая Леди Диана. Ольга Даукаева-Линч, встречавшая их иногда на службе, рассказывает: “Приходили они всегда чуть позже, чем остальные прихожане. Тихонько стояли в стороне. И так же тихо уходили. Чуть раньше, чем остальные прихожане”. Жизнь Алексея Петровича всегда была окутана тайнами, видимо потому,что сторонился он общения с соотечественниками.

Умер Алексей Петрович Врангель 27 Мая 2005 года в восрасте 83-х лет. На панихиде по усопшему в православном храме Святого Колмана в Страдбалли сьехалось около ста человек. Отпевал покойного отец Питер Балк. Похоронная процессия за катафалком растянулась на несколько километров. Огромную помощь в организации похорон оказал Фонд Толстого, находящийся в Нью Йорке.

“Прощай, Родина! Теперь беженцами скитаемся мы по чужбине.
Серо, однообразно, бесполезно тянутся день за днями.
Глядим на гибель Родины, с горестью смотрим,
как зарубежная Русь грызется между собою,
не для блага России, а за будущую, белее чем гадательную власть”.
П.Н.Врангель
“В активе общественные силы – все те же, увы,
знакомые лица, алчущие сыграть роль, на которую они
не способны.”
Вот уже почти век прошел со дня смерти Петра Николаевича Врангеля. А многое ли изменилось? Судя по цитатам – нет.

Леди Диана – вдова Алексея Петровича жива и пребывает в здравии. Недавно она встречалась с казаками в Кастлтоуне – семейном гнезде семьи Коннолли – Кэрью. Она передала в дар казакам последний сохранившийся у нее экземпляр книги Алексиса Врангеля, подписав ее вместо мужа.

Материалы собирала по крупицам:Елена Закарите.

Источники:Меч и Трость.Православный монархический журнал.
Имперский Казачий Союз
24 СМИ
Википедия
сайт «Белая Россия».

About the author

Related