Mullingar. Мозаика любви.

Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: “Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда…

В небольшом ирландском городке Муллингар есть храм. Величественный, двуглавый, стоит он на холме в самом сердце города. Я часто захожу туда послушать орган, посидеть в гулкой тишине, звенящей под высокими сводами, поглядеть, задумавшись, на сотни огоньков, горящих в полумраке. А иногда я прохожу вперед, поближе к алтарю.

Там есть прекрасные фрески, созданные русским художником Борисом Анрепом – великим мастером мозайки.

mullingarcathedral

Заказ от Собора Христа Владыки (Christ the King) в Муллингаре, многократно упоминаемом в “Улиссе” и “Поминках по Финнигану, Борис Анреп получил в 1954 году. Этот год в католическом мире был объявлен годом, посвященным Святой Марии, и многие церкви заказывали украшения в ее честь. Борис Анреп выполнил мозаику, изображающую Введение Богородицы во храм.

В центре композиции – Святая Анна с большим нимбом вокруг головы и крупной надписью: S:ANNA. Черты Святой Анны на мозаике Анрепа имеют потрясающее портретное сходство с поэтессой Анной Ахматовой.

anna1311685948

Именно поэтому мой рассказ будет о любви и странных отношениях двух талантливых и неординарных людей искусства: художника Бориса Анрепа и поэтессы Серебряного века Анны Ахматовой. Это ему она посвятила эти строки:

Ты – отступник: за остров зеленый
Отдал, отдал родную страну,
Наши песни и наши иконы
И над озером тихим сосну.
Для чего ты, лихой ярославец,
Коль еще не лишился ума,
Загляделся на рыжих красавиц
И на пышные эти дома?

У Бориса была хорошая родословная. Его фамилия имела благородную приставку “фон”, он мог наследовать титул графов Эльмптских. Старинный род Анрепов ведущий начало от эстонских пиратов, наводивших в ХI веке ужас на мореплавателей Балтики, разбойников, осел в России в начале ХVIII века. И с тех пор его представители верно служили царю и Отечеству на военно-морском поприще и на научном. Это был состоятельный род. Еще Екатерина II пожаловала семье имение в Самарской губернии, которым Анрепы владели вплоть до большевистской революции, они имели свои дома в Петербурге, большую усадьбу в Ярославской губернии, на Волге.

akhmatova-anrep-07
Семейная жизнь Анрепов была устроенной, удобной, и совершенно далекой от искусства. Борис Анреп впервые посетил Эрмитаж уже в возрасте двадцати двух лет. Поэтические и художественные увлечения Бориса, одного из четырех сыновей в семье, стали для его родных полной неожиданностью. Ему, выпускнику Императорского училища правоведения, прочили гражданскую карьеру, в будущем, возможно, министерское кресло. По мнению его отца, только два типа людей посвящают свою жизнь искусству — “это Рафаэли и идиоты”.

Однако после обязательной для дворянина военной службы, молодой Анреп отправился за границу, в парижскую художественную школу — учиться рисовать.

Богемный образ жизни, атмосфера южного берега Сены, стихия художественной игры, захватившая в те годы парижские кафе и студии, импонировали свободолюбивой и анархической натуре Бориса.

Отъезд на учебу в 1908 году в Париж, где с начала 1900-х годов вплоть до Первой мировой войны художественная жизнь била ключом, не означал разрыва со своей родиной.С началом Первой мировой Б. Анреп вернулся в Россию. Русский офицер, он не мыслил себе отсидеться от войны за границей. Он проходил службу в Галиции в звании лейтенанта в кавалерийском полку. Получил пять наград.
Многие православные храмы в Галиции были разрушены войной. Древние православные иконы висели под открытым небом, омываемые дождем и снегом. По ночам Анреп брал двух казаков и телегу с лошадью, шел на нейтральную зону и собирал все предметы культа, которые попадались под руку. Он набрал огромное количество икон и отослал их домой в Петербург. Большая часть спасенных им реликвий теперь находится в Эрмитаже.
В 1916 году в связи с решением царского правительства закупить в Англии стамиллиметровые гаубицы Анреп, хорошо владевший английским, был командирован в военную школу “Ларк-Хилл” в Шотландии. Оттуда уже поступил на службу в Русский правительственный комитет в Лондоне, который содействовал экспорту оружия в Россию. Так, накануне Февральской революции Б. Анреп оказался в Англии, где и остался после октябрьских событий.
Анрепа можно назвать великолепным русским, усвоившим многие пороки своего времени.

by Lady Ottoline Morrell, vintage snapshot print, 1920

by Lady Ottoline Morrell, vintage snapshot print, 1920

Это интеллектуал, бывший на дружеской ноге с выдающимися английскими художниками и поэтами начала ХХ века, свой человек в художественных и интеллектуальных центрах Англии: Блумсбери, Челси, и в мире парижской богемы.
Его мозаики украшают Национальную галерею и галерею Тейт в Лондоне, Банк Англии, лондонскую церковь Нотр-Дам-де-Франс, Муллингарский собор Владыки Христа, другие культовые здания и частные особняки. Он умер в Лондоне в возрасте восьмидесяти шести лет. Его прах покоится в поместье Моттисфонт-Эбби, в Гэмпшире.
Знакомство Анны Ахматовой и Бориса Анрепа произошло благодаря Николаю Недоброво, которого с Борисом связывала дружба еще с детских лет. Николай был некоторое время «интимным другом», любовником, в последствии – близким человеком Анны.

Борис узнает Анну из переписки с Николаем, где Николай, не называя Анну красавицей, говорит о том, что ее облик настолько уникален, что достоин быть изображен на холсте и помещен в центр мозаики, где были бы представители мира поэтического слова.

Во время, когда судьба сплела дороги двух творцов, Ахматовой и Анрепа, Борис был успешен в общении с женщинами – жизнерадостный, хорошо сложен, высок и в то же время, необыкновенно талантлив и утончен, знаток поэзии и искусства.

89214358
В 1913 год в Лондоне Анреп первый раз выставлял свои работы. Анне на тот момент было 26 лет. Она уже известна. Опубликовано несколько ее сборников. Одним из предков Ахматовой считается татарский хан Ахмат, благодаря которому и появился псевдоним Анны. Писать стихи начала еще подростком, в дальнейшем продолжив обучение на литературных курсах в Петербурге. В 1910 году становится женой Николая Гумилева. С одобрения мужа, Анна начинает профессионально писать, издавать сборники стихов, ее слава растет.

С 1913 году Анна ведет Бестужевские курсы, становится музой для художников, ей посвящают стихи. Сборник «Четки», который вышел в 1914 году делает ее известной и узнаваемой. Тем не менее, будучи замужем, Анна не ограничивает своих привязанностей и под мощь ее глубины и яркости натуры попадают известные поэты, художники, композиторы.

Так происходит встреча двух ярких личностей.
Одна из наиболее судьбоносных встреч происходит в 1916 году в Царском селе. Анна и Борис снова встречаются у общего друга Недоброво. При встрече Борис волнуется, когда видит свою подругу и музу. Он отмечает чувство трепета, которое всегда сопровождает их встречи. В этот вечер Анна дарит ему свое кольцо, «черное кольцо», как называет его Борис.

..Как за ужином сидела,
В очи черные глядела,
Как не ела, не пила
У дубового стола.
Как под скатертью узорной
Протянула перстень черный…

akhmatova-anrep-01

Они проводят вместе всего несколько дней. Перед отъездом Анрепа в Англию, Анна дарит ему сборник своих стихов с пророческой надписью, что его мыслям о возвращении не суждено будет осуществиться. Пророчество ее сбылось.

Борис посетит Россию только в 1917 году. Он знает о событиях в стране, но думает только о встрече с Анной. В стужу, по льду через Неву он идет к ней, на квартиру Срезневского, где Анна в то время жила. Снова встреча, долгие разговоры, Борис показывает ее кольцо. Он не снимая, носит его на цепочке, называя святыней. Так рассказывал Борис об этом свидании:

“..Видимо, она была тронута, что я пришел. Мы прошли в ее комнату. Она прилегла на кушетку. Мы некоторое время говорили о значении происходящей революции. Она волновалась и говорила, что надо ждать больших перемен в жизни. “Будет то же самое, что было во Франции во время Великой революции, будет, может быть, хуже”. – “Ну, перестанем говорить об этом”. Мы помолчали. Она опустила голову. “Мы больше не увидимся. Вы уедете”. – “Я буду приезжать. Посмотрите: ваше кольцо”. Я расстегнул тужурку и показал ее черное кольцо на цепочке вокруг моей шеи. Анна Андреевна тронула кольцо. “Это хорошо, оно вас спасет”. Я прижал ее руку к груди. “Носите всегда”. – “Да, всегда. Это святыня”, – прошептал я. Что-то бесконечно женственное затуманило ее глаза, она протянула ко мне руки. Я горел в бесплотном восторге, поцеловал эти руки и встал. Анна Андреевна ласково улыбнулась. “Так лучше”, – сказала она.”

akhmatova-anrep-999

В июле 1917 года Борис возвращается в Англию. Занимается мозаикой. Однажды цепочка, на которой Борис носит кольцо Анны, обрывается, и на время он оставляет его в шкатулке. Оно потом еще долго там остается, но Борис о нем не забывает, достает, прикасается.

Во время второй мировой в студию Анрепа попадает бомба и драгоценное кольцо теряется под завалами. Борис полон отчаяния, но сделать уже ничего не может. Продолжая жить и работать в Лондоне, он читает публикации Анны, знает ее творчество. И ее стихи создают иллюзию их общения. Боль и скорбь от потери кольца, помешала Борису прийти в 1965 году в Оксфорд, где состоялось награждение Анны Андреевны. Но встреча состоялась, Анна позвонила Борису и предложила пообедать вместе.

Сорок восемь лет они не виделись. Он уже не знал, о чем говорить, как себя вести.

Увидев Анну в холле гостиницы, где она остановилась, Анреп подумал «Екатерина Великая» – таков был ее величественный облик. Время отдалило их и Анреп, стараясь найти тему разговора, все расспрашивал о литературе, поэтах-современниках и ни слова о кольце. А душа Анны ждала признания ее как женщины, как друга. Но теплоты в беседе не случилось.

image

Любовь для творческого человека – это воздух. После знакомства с Борисом, Анна пишет своему сердечному другу пронзительные стихи. Считается, что большая часть произведений Ахматовой посвящена именно Борису Анрепу.

Более тридцати стихов. Он в свою очередь в мозаике увековечил образ Анны. Вот и глядит на нас Святая Анна своим глубоким взором с мозаики, выполненной в нежных пастельных тонах в соборе Христа-Владыки в далёком от России ирландском городке Муллингаре. И все прихожане храма знают и с гордостью рассказывают об огромной любви длиной в целых 48 лет. И о русской поэтессе Анне, которую изобразил на стене  высокий и статный русский художник.

Автор:Елена Закарите

Источники:http://www.vavilon.ru/texts/prim/kruzhkov3-5.html
http://az.lib.ru/a/anrep_b_w/text_1966_o_chernom_koltze.shtml
http://www.kulturologia.ru/blogs/081116/32106/
http://magazines.russ.ru/neva/2006/10/zi19.html

This entry was posted in поэзия. Bookmark the permalink.

2 Responses to Mullingar. Мозаика любви.

  1. Молодец, Леночка! Очень трогательно! И грустно..Женщина остается Женщиной всегда, даже через 48 лет разлуки. Внутри себя мы не стареем!

  2. admin says:

    Sorry. I don’t know.I am writting just for Russian speakers. Should I start writting English? 🙂

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *